Моя бабушка последним

МОЯ БАБУШКА

Последним старообрядческим наставником в деревне была моя бабушка по маме Екатерина Яковлевна Рублёва. После смерти священника Климентия Андреевича она была избрана духовной наставницей на общем собрании верующих старообрядцев.

Екатерина Яковлевна Рублёва (в девичестве Ветошкина) родилась в 1903 году, в деревне Адово, в крепкой старообрядческой семье. От отца Якова Мартемьяновича Ветошкина и матери Анастасии Савельевны Мининой ей достались достойные черты характера честность, смирение, тактичность, человеколюбие. Всю свою жизнь бабушка придерживалась строгих староверских правил, вела праведную жизнь. К ней на покаяние приезжали из Перми, Кирова, из других городов, не говоря уж о старообрядцах, что жили в Лебяжском и Уржумском районах. Я читала, что женщина-наставница не может принимать на исповедь мужчин, но к бабушке приходили на покаяние мужчины. Примерно с 1970 года (с тех пор, как не стало Климентия Андреевича Вершинина) и до сегодняшнего дня наставницами в нашей округе были только женщины, поэтому мужчины на исповедь ходили и ходят к женщине-наставнице.

Для совершения обряда покаяния у бабушки была книжица потребник. Исповедь оканчивалась наложением епитимьи церковного наказания, без чего покаяние не имело смысла. Епитимья за тяжкие грехи накладывалась большая нужно было отмолиться до 40 лестовок, каждая лестовка составляет 100 поклонов. Кроме того, накладывался запрет на какую-то конкретную пищу (например, на рыбу), её нельзя было кушать в течении определённого наставником времени. Количество лестовок могло меняться в ту или другую сторону, в зависимости от степени тяжести прегрешения.

Много бабушка знала людских грехов и пороков, но строго соблюдала тайну исповеди. Никогда никого не осуждала, тем более никому ничего не рассказывала. А, наверное, нелегко нести такую ношу. Я только помню, что она много молилась, отбивала земные поклоны на подручник специально сшитую нетолстую подушечку из лоскутов. Когда я училась в старших классах, шила их для бабушки. А бабушка рассказывала, сколько треугольников и квадратиков надо пришить на подручнике. Подручник шьётся в соответствии с определённой символикой. Квадрат в центре подручника обозначает землю, 12 треугольников 12 апостолов, 4 квадрата на углах подручника 4 евангелиста, 4 полосы по краям обозначают евангельское учение. Позже я узнала, что таким образом на подручнике как будто написано во всю землю изыде вещания их, и в концы вселенныя глаголы их. Подручником и сейчас пользуются старообрядцы, потому что только в богослужении старообрядцев сохранились земные поклоны. Во время моления подручник кладется на пол. Совершив крестное знамение, сначала коленями опускаются на пол и кладут обе ладони на подручник, а затем преклоняют на руки голову. Назначение подручника в том, чтобы при земных поклонах руки оставались чистыми.

Помню, я ещё училась в школе, когда бабушка Катя рассказывала мне о конце света. Это были примерно 1976-1977 годы. Она говорила, что не уйдёт ещё это поколение, когда всё случится. Говорила землю опутает паутина (может, интернет?) Люди будут глупы, как дети. За богатство будут убивать друг друга, пойдут отец на сына, сын на отца. Воды на земле станет мало. От жажды люди будут сходить с ума, увидят вдалеке блеск воды, подойдут, а там не вода, а золото. Говорила, что время пойдёт быстрее и будет происходить много чудес. Неизлечимые болезни появятся на земле. Что огненная река прольётся с востока на запад (может речь о войне?) и люди будут гореть в этой реке. Людей на земле останется мало даже называла число оставшихся праведных людей. Что люди будут искать друг друга. Что будет очень страшно жить и что живые позавидуют мёртвым. Я, конечно, смеялась над такими небылицами. А сейчас, когда некоторые бабушкины пророчества начали сбываться, я думаю откуда неграмотная старушка могла знать о будущей жизни? Газет она не читала, телевизор не смотрела (грех), а общалась с такими же неграмотными стариками.

Нередко бабушку просили провести обряд крещения для своих родственников. Приходили креститься не только дети, но и взрослые. Обряд происходил на Рублёвском пруду под открытым небом, как и полагалось у старообрядцев, ранним утром, до завтрака. Обряд крещения происходит путём полного троекратного погружения в воду во имя Отца и Сына и Святаго Духа. При крещении обязательно должны присутствовать крёстная и крёстный, обязательно староверы. Посторонние люди не допускаются. Крёстным и крёстной ребёнка почти всегда были старшие братья и сестры или близкие родственники. При крещении надевались крестик и пояс, которые нужно носить, не снимая, всю жизнь. Пояс охранял самую уязвимую часть тела живот. Можно носить его прямо на теле (его так и называют – телешок), пояс не снимают даже на ночь. Молиться Богу без пояса тоже не положено. Бабушка нас учила надевать при молении крестик, пояс и платочек, заколотый булавочкой. Пояс присутствовал и в похоронном обряде: в этом случае его роль заключалась в установлении символической связи между миром людей и миром мертвых.

Рубашку, которую надевали при крещении, нельзя было менять 8 дней, так же нельзя было в течение 8 дней мыться. Ребёнка крестили сразу после рождения, имя ему давали по святцам, мальчикам по дню крещения, девочкам за неделю до или после дня рождения. Считается, что только после крещения у ребёнка появляется ангел-хранитель. И в течение всей жизни праздновался день ангела, а не день появления на свет. Очень часто дата рождения и дата крещения создавали путаницу в документах. У некоторых современных старообрядцев было 2 имени: одно имя давали при крещении, а вторым именем звали в миру. Так случалось, когда с крещением немного запоздали или имя по святцам не соответствует современности (или не очень нравится). Моего брата, например, нарекли при крещении Иов, а всю жизнь звали Николаем. В молитвах за него нужно называть имя, данное при крещении.

В праздник Крещения за святой водой ходили на ключ, который был под горой у реки. Воду брали после богослужения в 12 часов ночи или рано утром. Затем бабушка с мамой святой водой окропляли дом, надворные постройки и всех домочадцев. Крещенская вода сохраняла свежесть до следующего Крещения.

Дом бабушки Кати стоял на конце деревни со стороны Канчеры. Домик был маленький, всегда чисто, убрано, скромно. В переднем углу была большая угловая кивоть, там стояли большие деревянные иконы, металлические иконы-складни и иконы-распятья. Личная маленькая божница была на кухне. В доме бабушки Кати всегда стоял приятный аромат ладана и свечей, которые она сама делала из воска. Самодельные свечи по размеру были больше церковных. Готовые свечи бабушка освящала каждением. Во время моления бабушка их лепила на нижний край божницы. Когда свеча прогорала, на её место ставилась другая.

Когда бабушка занемогла, духовным наставником был избран другой человек, большинство книг и икон должно было перейти к нему. Я помню, как толстые тяжёлые книги и большие деревянные иконы выносили на носилках. Особо почитаемой иконой у бабушки была икона Покров Богородицы, которую писал Минин Кузьма Саввич, автор мемуаров Мы Минины. Кузьма Саввич приходился дядей моей бабушке Кате. К иконам и книгам бабушка относилась очень бережно. Без особой надобности трогать руками богослужебные предметы не разрешала. Прежде надо было вымыть руки и прочитать молитву, и только потом можно было книгу брать.

В бабушкином личном арсенале было много старинных книг. Тяжёлые, толстые, в кожаных переплётах, с деревянными корками и металлическими застёжками. Во время службы тяжёлые книги клались на аналой высокий стол с наклонной поверхностью. Хранились книги у бабушки в кованом сундуке, который стоял возле печки. Книги довольно потрёпанные, уголочки страниц от частого листания потемнели, кое где подклеены бумагой, страницы закапаны воском. В книгах сохранились закладки, по которым можно узнать, что чаще всего читала бабушка.

Типографии для печати старообрядческих книг действовали в основном подпольно, поэтому выходные данные в книгах всегда были изменены. И лишь с 1905 по 1918 год появилась возможность легально печатать книги в часовнях на Преображенском кладбище в Москве. По водяным знакам (филиграням) и белым датам можно приблизительно узнать, в какой типографии, кем и когда была напечатана книга.

Подпольные типографии на Уржумской земле появились в 1870-х годах. В деревне Дергачи (15 км от Уржума) в 1899 году федосеевец Лука Арефьевич Гребнёв начал свою издательскую деятельность. Школой обучения в искусстве иконописания и типографского дела для Гребнёва была Преображенская община в Москве, где Гребнёв некоторое время работал. Он известен как талантливый гравер, иконописец, переплётчик и оформитель рукописных книг, сочинитель духовных стихов, учитель крюкового пения. Под носом у полиции Гребнёв более 5 лет издавал книги, отмечая (без дат) на последнем листе каждой, что она якобы напечатана в типографии почаевской.

С 1907 года типография Луки Гребнёва была уже легальной в селе Старая Тушка Малмыжского района. Напечатаны эти книги были с филигранями столетней давности, украшены красочными заставками и рисунками. Книги были в красивых кожаных переплётах с медными застёжками. Оригиналами служили рукописные и старопечатные (дониконовские) книги богатой библиотеки, собранной в его доме более 200 книг. Среди книг у него были Острожская Библия, Псалтырь, Часослов. За книгами в Дергачи приезжали старообрядцы со всей округи. После закрытия типографии в октябре 1918 года Гребнёв занялся иконописью и изготовлением литых икон, крестов.

Старообрядцы признают только Острожскую Библию это перевод Библии на церковнославянском языке. Острожская Библия опубликована в Остроге русским первопечатником Иваном Фёдоровым в 1581 году с помощью православного князя Константина Острожского, по благословению дубенского игумена Иова.

Бабушкины книги почти все были богослужебные, это точные копии древнепечатных книг, они были перепечатаны с 1896 по 1916 год. Например, на часовнике такие выходные данные: Сия святая и богодохновенная книга, нарицаемая часовник, напечатана бысть в царствующем граде Москве, в царство благочестиваго царя Алексея Михайловича, при святейшем Иосифе патриархе. Ныне же перепечатася с онаго древлепечатнаго перевода в типографии почаевской. У часовника есть владельческая надпись: От духовного отца Анастасии Савельевне (моя прабабушка). На многих книгах такие выходные данные: напечатана в христианской типографии при Преображенском богоделенном доме, в Москве и указывался год перепечатывания. Например, перепечатана в лето от сотворения мира 7418, от рождества же по плоти бога слова 1904, перепечатана с другой книги, напечатанной в 7154 году. На некоторых книгах есть водяные знаки (филиграни). На каноннике водяной знак в виде лилии, на псалтыре водяной знак герб с растительным орнаментом и стрелой, направленной вниз.

Были у бабушки и рукописные книги, это в основном духовные стихи. Был толстый потрёпанный сборник, где собраны выписки из разных книг. И если про печатные книги можно сказать, что некоторые из них были перепечатаны в типографии Гребнёва, то относительно рукописных книг уже не установить, кто их переписывал и переплетал.

Переписывая книги, староверы старались подражать древним образцам не только в украшении, но и манере письма. Основной текст писался полууставом черными чернилами. Текст получался некрупный, буквы округлые. Заглавия писались киноварью (красными чернилами). В названиях использовалась вязь. Поморский орнамент писался зелёным, красным и коричневым цветами. Для рукописных книг использовалась бумага Ярославской бумажной фабрики, этому свидетельствуют водяные знаки с изображением медведя с короной над головой и секирой на плече или медведь в картуше. Ярославская бумажная фабрика Саввы Яковлева использовала эту филигрань в 1764-94-х годах.

В корешковом поле бабушкиных книг тоже есть буквы ЯМСЯ (Ярославская мануфактура Саввы Яковлева). На листах некоторых книг стоит оттиск косинской бумажной фабрики Рязанцевых. Эта фабрика была основана в 1784 году в селе Косино Вятской губернии и действует по сей день.

Мария Рублёвская

(источник: )