Сергей шаргунов о варварской

Сергей Шаргунов о варварской оптимизации в Саратове, Оренбуржье и на Алтае

По стране давно идет непрестанная варварская оптимизация. Закрываются школы, детские сады, больницы, родильные дома, массово сокращаются койко-места и квалифицированный персонал. Новости, которые больше похожи на военные сводки.

На днях в Саратовской области объявила голодовку Людмила Ларина, мать двоих детей. Достали. Это её протест против закрытия уникальной детской инфекционной больницы  6 для детей до трех месяцев последней больницы для грудничков в городе, значительного снижения доступности медицинской помощи в реорганизованном поликлиническом отделении на улице Комсомольской 28

По поводу судьбы всех этих учреждений здравоохранения направил необходимые депутатские запросы.

Руководство Минздрава Саратовской области заверяет, что поводов для беспокойства и несогласия нет. По логике начальства, если больница закрывается, то она неэффективна. Очевидно, лишние и те, кому она нужна.

А вот недавнее письмо из Оренбургской области.

Здравствуйте, Сергей. Сегодня я порадовалась вместе с вами за девочку из Италии, которая стала россиянкой. Но мне этого мало. Я хочу порадоваться за будущих детей, которые родятся в Тюльганском районе Оренбургской области. Ну и за Россию порадоваться, что население будет расти. Но не получается пока. Закрыли роддом. Районный. Теперь, говорят, рожать в Оренбург будем ездить. Со схватками? 140 км. Два с половиной часа. Это от районного центра. А если из деревни? То это ещё от 30 минут до часу прибавьте. Так ведь родить-то нельзя погодить В машине теперь что ли рожать? Может, лучше под овином? Да и знаете, роженицам нужна поддержка близких. Про роды с мужем молчу, тут как-то это не принято да и не за чем. А вот под окнами услышать своё имя голосом мужа, матери, отца или старших детей очень бы хотела каждая роженица. И вопрос: А он похож на меня Да и яблоко и котлетка из дома стоят большого. Так что ж, мы, деревенские бабы, не заслуживаем этих телячьих нежностей?

Место отправления письма село Ташла. Буду разбираться.

Что ж, в той же Оренбургской области женщина родила в машине скорой, не доехав до Кувандыкской больницы. Такой случай там не первый. Причина закрытие родильного дома в Медногорске.

Жители Медногорска (население 25 600 с лишним!) просят вернуть роддом. Им отвечают: не вернём, неэффективен. Следующий неотвратимый тезис: а зачем вы здесь живёте?

Та же похабщина при оптимизации школ.

В своей телепрограмме Двенадцать я показал сюжет из Новоалтайска. Тоже писал запросы. Наконец-то этой историей занялся Следственный Комитет.

В полосу препятствий превратилась для детей дорога до учёбы. Школу номер 4 закрыли. Её заброшенное здание быстро стало притоном для разных доходяг. Теперь в другую школу ребята вынуждены каждый день проходить четыре километра опасной для жизни дорогой, преодолевая железнодорожные пути, пролезая под цистернами, топая по хлипкому аварийному мосту через реку Чесноковка. При этом автобус школьникам тоже не положен. И бредут в любую погоду ранним утром и поздним вечером фигурки маленьких людей с большими рюкзаками за спинами Городское начальство уверяет, что всё в порядке, так и должно быть, нет никакой проблемы. От этого трёпа не легче маленькой Наташе Иванченко, которая на скользкой переправе через реку упала, серьёзно травмировала позвоночник и уже несколько месяцев вынуждена обучаться дома. Даже машинисты поездов привыкли к перебегающим пути детям.

Оптимизация самое пессимистичное слово в России. Это не причина охнуть, всплеснуть руками и руки опустить. Надо помогать конкретно и тем, что важно в первую очередь. Для начала дать автобус детям Новоалтайска. Жду результата, и надеюсь покажу этот школьный автобус в своей программе и доложу о нём и в Свободной прессе, и в соцсетях.

По мнению чиновников, если школу закрывают, значит, некого учить и некому. Но как же некого? Почему так получается, что если раньше школа была в шаговой доступности, то теперь до нее приходится добираться за тридевять земель с риском для жизни? Если больница закрылась недостаточно было больных А оставшихся не жалко?

Такой во всех смыслах мертвящий подход не может быть применен к живым людям.

И ведь одновременно с этим в той же медицине появляются новые изобретения и препараты часто благодаря таланту и инициативе наших людей, тех же студентов.

Надо отметить и усилия, направленные против одной из самых распространённых болезней. Президент анонсировал субсидию в триллион рублей на борьбу с онкологией. В своем Послании Федеральному собранию он объявил о выделении триллиона рублей на дело борьбы с онкологическими заболеваниями в ближайшие шесть лет. Средства должны пойти на организацию системы своевременного и доступного лечения, а также на внедрение высоких технологий в медицину. Следует особо сосредоточиться на ранней диагностике онкологических заболеваний. В обязательном порядке необходимо включить в систему диспансеризации и плановых осмотров проверку на соответствующие заболевания.

Отдельный разговор подвижничество врачей по всей России, многие из которых получают совсем немного, но не бросают болящих.

И всё же главное сохранять то, без чего нет самой жизни. Хороши, благородны, важны, например, финансовые вливания в паллиативную помощь. Но ничто не должно становиться предлогом для дальнейшего истребления роддомов, ФАПов, райбольниц

Населённый пункт недолго протянет без близкой школы, и без близкой больницы тоже загнётся. Это азы. А приходится снова и снова разъяснять азы и спасать основу.